Как сделать из бумаги лёгкую поделку из

1493

Как сделать из бумаги лёгкую поделку из

Как сделать из бумаги лёгкую поделку из



Данилов Василий Алексеевич:

[]   []  [] [] [] [] []

Пролог.

 

Гаргор Шрайк, потомственный аристократ, паладин Творца, элитный воин Империи никогда не возносил хулу ни на бога, ни на Империю и императора, но сейчас был готов нарушить устав, обет и просто кодекс чести. И на то были серьёзные причины в виде десятитысячной орды разномастно вооружённых людей, на пути которой он встал. Он и ещё девять человек неформально подчинённых ему людей элитного отряда Империи. Каждый боец стоил десятка, а то и сотни оборванцев с юга, а сам Гаргор как минимум тысячи, но это если они будут подходит по двое или трое за раз на каждого, а такой роскоши им разумеется не дадут.

Ситуация была не рядовой, но в то же время обыденной. Кто виноват? Виновата жадность, слабость и честолюбие.

 - Давай, я знаю, ты можешь, это же так просто, просто закрой глаза и сосредоточься на своей силе, помнишь, чему тебя учили наставники? - Говорить, не повышая голос, с улыбкой и терпением и всепрощающим взглядом было как никогда тяжело. "Стойко переносить тяготы...", - скорее в тексте нужно добавить "удары судьбы", но какая уже разница, тем более присяга никогда не казалась Гаргору чем-то таким обязывающим, он не приносил присягу, это присяга принимала его.

 - Я стараюсь, но не получается, - покрывшееся испариной сосредоточенное девичье личико, наполовину скрытое шлемом, не вызвало и капли умиления у паладина, по всей Империи у него было немало воздыхательниц прекраснее. Гаргор бросил короткий взгляд в сторону товарищей, что сейчас на расстоянии в пару десятков метров сидели на беспокойно переступающих с ноги на ногу боевых конях. Надёжный щит и сносный меч сейчас лишь только мешал и путался под ногами и отослать никак нельзя - заметят. Сейчас от дозоров противника их скрывают только густые заросли и редкая полоса леса. Иримелла Хейс, Дракон Смерти Империи, последний дракон, если на то пошло. Маг огромной силы, который свою силу ещё и контролировать толком не может.

 - Не волнуйся, я рядом, помни, что Творец наделил меня силой противостоять любой опасности, поэтому будь смелее. Сейчас вокруг нас дикие земли, ты ничем не навредишь мирным жителям Империи, - про то, что среди этих "Никто" были не самые последние воины Империи, Гаргор промолчал. Восемь жизней против десяти тысяч - их имена воспоют в веках, они погибнут героями, семьям выплатят солидные деньги. В какой-то степени героическая смерть сейчас будет лучшим, что они смогут сделать в своей карьере

 - Но ты не сможешь защитить их, если я не справлюсь!

Что правда, то правда. Это миф, что паладин способен защитить от удара дракона, он способен пережить удар дракона, в этом его единственное предназначение, пережить удар, чтобы при необходимости нанести свой, неуязвимый к магии воин против невероятно сильного мага практически всегда выйдет победителем. Хотя нет, есть ещё одна задача, подавление неконтролирующей своей силы дракона.

- Наш долг, не щадя своих жизней защищать Империю от всяких угроз, впереди десятитысячная армия врага. Здесь и сейчас мы можем сохранить сотни и тысячи невинных жизней, это в твоих силах, так сделай это, - паладин небрежным жестом смахнул с рукава трупик какого-то жука, что случайно пролетел слишком близко к дракону. Растительность вокруг Иримеллы стала хрупкой, теряя былую прочность и упругость. Листья под собственной тяжестью опадали на землю, и такая зона смерти всё росла, сильнее всего перед волшебницей, выдаваясь вперёд на полтора десятка метров.

 - Не сдерживайся, нужен только один резкий удар и не более, не пытайся сдерживаться, - увещевал паладин. - Если ты продолжишь действовать так дальше, но нас заметят и тогда точно кто-то погибнет.

Со стороны могло показаться, что это прозвучало как угроза, но на самом деле приоритет на спасение отдавался как раз Иримелле и Гаргору, причём жизнь паладина была не столь ценна, как жизнь единственного дракона Империи. Замены Хейс не было.

Наконец, волшебница решилась. Внешне ничего не произошло, только кони тревожно заржали и попытались уйти, но были жёстко остановлены своими всадниками, у которых самих взмокла одежа и отнюдь не от погоды - солнце надёжно скрывали тёмные тучи с редкими проблесками синего неба. Просто впереди и по бокам от дракона вдруг стало очень тихо, только лёгкий шелест опадающих листьев.

Сердце паладина на несколько мгновений перестало биться, а сам он устоял на ногах только лишь благодаря не дюжим усилием воли. Гаргор стоял за спиной дракона, но даже ненаправленный выброс магии смерти оказался достаточно сильным, чтобы паладин на долю секунды умер. Кучкующимся в паре десятков метров солдатам повезло больше - отделались лёгким испугом, когда защитные амулеты тревожно нагрелись, стремительно расходуя запасённую ману на защиту.

 - Молодец... отлично справилась. Все живы... даже здоровы... и не стоило так бояться, - с небольшими паузами произнёс паладин, приводя мысли в порядок, осматриваясь.

 - Видел бы ты сейчас себя, ты смертельно, до синевы, бледен, - тихо сказала Иримелла, хотя ей пришлись по душе слова паладина.

 - На мне защита Бога, смерть не властна надо мной, - паладин вернул себе прежнее расположение духа и даже больше - его настроение сильно повысилось. - Веракс, Ксорн, Либер дуйте вперёд и проверьте на наличие выживших, остальным рассредоточиться вокруг, охранять дракона. Враг мог разделиться, мы не должны проморгать возможную засаду.

 - Никто не выжил, я точно знаю, - с некоторой грустью сказала волшебница, взбираясь на подведённого к ней коня.

 - Даже если так, то мёртвых нужно сжечь, особенно колдунов. Только огонь и Творец даруют настоящую смерть и если последнего ждать слишком долго, то сжечь несколько трупов вполне в наших силах, - ответил паладин, лихо вскочив на бронзового скакуна, под шкурой которого ощутимо перекатывались бугры мышц - животное даже не заметила дополнительного веса в виде одетого в не самый лёгкий доспех паладина.

Пройдя всего метров сорок, можно было заметить край стоянки вражеского войска. Простенькие шатры и навесы из травы и веток чередовались шатрами из шкур и ткани. Никакого оборонительного частокола не было и в помине.

Гаргор ехал спокойно, держась на небольшом расстоянии от Иримеллы, но придерживая коня, чтобы не вырываться слишком далеко. Волшебница же ехала без энтузиазма, стараясь не смотреть вперёд, словно заранее зная, что она может увидеть.

Первый воин южан встретился спустя минуту неспешной езды. Молодой мужчина, почти что мальчик лежал ничком на земле, рядом с ним лежало копьё с каменным наконечником, на поясе выделялся бронзовый кинжал, в остальном дикарь был одет лишь в лёгкую кожаную жилетку, которая видимо исполняла некую роль брони. Судя по тому как упал дозорный, паладин понял, что тот смотрел в сторону лагеря, а не наружу. Причина такого поведения выяснилась ещё спустя минуту, когда по мере продвижения, Гаргор заметил труп девушки, что завалилась на бок из-за чего было видно навсегда застывшее от удивления лицо и широко распахнутые остекленевшие глаза. Взглянув в сторону отстающей волшебницы, паладин немного скорректировал движение, чтобы подопечная не увидела нелицеприятной картины раньше времени.

Можно подумать, война бывает без трупов. Паладин видел, как подобные умершим молодые и не очень люди жгли и убивали жителей Империи, безоружных и беспомощных перед вооружёнными рейдами чужаков. Старик, ребёнок, мужчина или женщина - смерть ждала каждого, кто вздумает угрожать Империи и это не просто какая-то догма, это исторически подтверждённая истина.

По мере продвижения, трупы стали попадаться чаще. Смерть застигала людей в самых разных позах и во время разных, вполне обыденных дел. Где-то ровно лежащие фигуры скорее походили на просто спящих, чем на мёртвых.

 "Многовато-то их тут собралось", - с неудовольствием подумал паладин, осматривая очередную группу людей, смерть которых застигла возле костра и сейчас тело какой-то незадачливой женщины медленно обугливалось в огне, рядом на земле валялся котелок с разлитой похлёбкой. "Овощи, кусочки травы и совсем невидно мяса, как невидно и домашнего скота, или птицы. Шли впроголодь, на голодный желудок много не навоюешь. На военный поход не похоже, скорее на тех, кого вынудили покинуть обжитые земли, в спешке, но не без оружия. Унесли то, что смогли быстро собрать, но к походу не были готовы", - продолжал анализировать увиденное паладин. - "А по донесениям нас тут ждало десятитысячное войско. Забыли только сказать, что это войско оборванцев и голодранцев, которые вытурили из обжитых земель".

 - Какой ужас, - волшебница заметила душе щипальную картину распростёртой на земле женщины и неподвижно лежащего рядом младенца. Гаргор в раздражении звякнул металлической перчаткой о бедро. Больная тема для Хейс, вот почему помимо всего прочего он должен беспокоиться ещё и о душевном здоровье дракона? Мужчина был в курсе, что родить-то Иримелла способна, а вот её ребёнок едва ли способен пережить нежные, но смертоносные объятья своей матери. Собственно, поэтому волшебница ещё и не была способна приготовить себе или кому-то ещё поесть: аура смерти отравляла еду не хуже яда.

 - Их жизнь была предопределена, когда они пересекли внешние границы Империи. Они уже несколько дней были как мертвы, просто ещё не знали этого, - с снисходительными нотками в голосе прокомментировала паладин.

 - Это не отменяет кошмара происходящего. Кругом одни мертвецы, - конь под волшебницей всхрапнул, но на ногах устоял.

 - Спокойнее, у нас нет больше запасных лошадей.

 - Да, прости. Сейчас слезу, не стоит губить ещё и Ветроногого, - дракон легко слезла с коня, лёгким ударом по боку отгоняя от себя в сторону одного из бойцов, что осматривал трупы в паре десятков метров от неё. Недовольно всхрапнув, животное радостно побежало к знакомому и не страшному человеку, от которого до и дело не подкашиваются ноги и не дрожат мышцы.

 - Похоже на шатёр вождя, побудь снаружи, я проверю, - сказал паладин, слезая с коня. Большой расшитый цветными тканями шатёр был окружён множеством тел мёртвых воинов, как правило копейщиков, хотя встречались и лучники.

 - Порядок, все мертвы, какими и должны быть. Идём, освободим место для парней, - Гаргор удовлетворённо похлопал, подзывая коня. Хейс с хмурой миной проследовала следом, избегая касаться мёртвых, в то время как паладин не особо утруждался выбором дороги: под его ногами и копытами коня то и дело похрустывали человеческие кости, что разом потеряли былую прочность. Позади несколько солдат методично посыпали чёрным песком мёртвых и их вещи.

 - Было бы здорово если бы ты была Драконом Пламени, согласись, что смотреть на пепел гораздо приятнее, чем на этих мёртвых людей. Да и возиться меньше, нет нужны возить с собой испепелитель, да и огонь привычнее, чем смерть, - Гаргор заметил подавленное состояние подопечной и мысленно тяжело вздохнув, решил вмешаться. Стабильное психическое состояние жизненно необходимо, ключевое слово - жизнь.

 - Лучше бы меня вообще не было.

 - Как эгоистично. Творец ниспослал тебе великий дар, не отвергай его. Кроме того, если бы тебя не было, то больше десятка деревень, а также целый город исчезли бы пять лет назад. С тех пор Империя живёт в мире и спокойствии, а ты хранишь её покой, как и покой её жителей.

 - Я всё понимаю, но это неправильно. Вот так... Они ничего не сделали, просто потому, что пересекли какую-то невидимую границу, которую когда-то правители очертили, тут вообще никто не живёт, может быть они бы свернули бы и не дошли бы до городов и сёл, а если и дошли, то свернули бы после того, как им объяснили бы, что им тут не рады.

 - Да, в таком бое нет чести и славы. Но таков наш долг...

 - Убивать по указке Империи? - Хейс стояла спиной к паладину, поэтому тот не мог увидеть её выражение лица, но злость в голосе ему не понравилась.

 - Защищать Империю, её интересы и жителей, - Гаргор с неудовольствием стиснул рукоять меча, после чего отпустил. Нужно поспешить вернуться в Алакур, рядом с людьми Иримелла гораздо спокойнее и лучше контролирует себя, как ни странно. Главное, что в городе страх зацепить невинных людей лучше всяких обетов сдержит норов волшебницы.

Позади полыхнуло. Мужчина обернулся, чуток развернув коня. Волна пламени катилась по лагерю, оставляя после себя лишь золу и пепел, которые тут же развеивал ветер, унося в восходящих потоках горячего воздуха. Дело сделано, пора возвращаться.

Сборы заняли пару минут, после чего конный отряд рысью помчался через лесостепь. Нужно было пройти как можно большее расстояние до наступления ночи.

"Бежим, словно трусы. Какие это тогда земли Империи, если мы так спешим их покинуть?" - Зло мелькали мысли волшебницы. Кто бы что ни говорил, а ездить на лошадях Иримелла не любила. Остальные же были рады быстрой езде, ведь кругом далеко не самые безопасные земли, да и походная жизнь многим уже осточертела, чего бы не говорили про выносливость и неприхотливость элитных и простых солдат Империи, а крыша над головой куда лучше кроны какого-нибудь дерева.

Элитность отряда не позволяла во время важной операции использовать магию, особенно это возбранялось в таких вот землях, где на чужую магию могли прийти далеко не самые милые существа. Во всяком случае, это сказки, что на открытый волшебный огонь любят прилетать феи, скорее приползёт какая-нибудь не в меру отъевшаяся змея, или туча насекомых, которые с аппетитом съедят любителей погреться у костра. Поэтому никакой магии, даже бытовой: сырая земля, кислое вино из фляжки и никакой горячей пищи, только сухпай.

Лагерь начали ставить только когда стало совсем темно, люди гнали лошадей до последнего луча заходящего солнца. Остановились в молодом лесу, пятерых бойцов паладин отправил ставить сигнальные растяжки на тот случай, если какое-нибудь животное решит потревожить спящих людей. Остальные расчищали место для ночлега. Короткий ужин, распределение графика дежурства, после чего все расходятся по своим спальникам. Хейс пристраивает свой спальник неподалёку от паладина, как можно дальше от остальных. Прошли те времена, когда её тела пытались домогаться горячие солдаты - дураки вымерли согласно естественному отбору, да и сейчас никто не желал лечь неподалёку и проснуться с наполовину онемевшим телом или того хуже - параличом.

Солдаты моментально уснули, но Гаргор видел и слышал, как беспокойно ворочается Хейс.

 - Если у тебя под спальником коряга или камень какой, то не вертись, а просто выбери место поудобнее, - не выдержал паладин.

 - У меня под спальником десять тысяч трупов.

 - Только не говори мне, что тебе их жалко.

 - Если бы это были десять тысяч солдат, но там были женщины и дети.

 - Беру этот грех на себя, спи спокойно.

 - Ну, конечно, только я не палач. Я не стану делать что-то подобное ещё раз и мне плевать какие там приказы к тебе поступили. Если не нравится, то можешь убить меня прямо тут, напишешь в своём отчёте, исповедуешься и забудешь.

 - Скорее сдам тебя императорской семье и будешь сидеть в башне, только в этот раз вообще не видя белого света и сила дракона тебе не поможет вырваться их той темницы, а когда ты изъявишь покорность, к тебе приставят не меня, а какого-нибудь святого, у которого ты будешь молиться и выполнять все заветы Творца без поблажек.

Воцарилась напряжённая тишина.

 - В том бою не было чести, но и без тебя мы бы ничего не сделали. У нас нет ни амулетов подходящей силы, ни банально бойцов, готовых идти в подобные самоубийственные операции или ты думаешь, что это от жадности с тобой не могли послать больше солдат? Нам бы две-три сотни конных ряженых, хорошая демонстрация силы и возможно те дикари бы сами повернули бы устрашившись мощи Империи. Рихтенбей не простил ещё твою выходку у Быстрянки, - Гаргор говорил тихо, но напряжение в голосе выдавало злость.

Хейс молчала, она уже слышала эти доводы и ей нечего было сказать что-то нового по этому случаю.

 - Как прибудем в Алакур, я выкрою время, и мы сходим на окраину. Если не хочешь, чтобы что-то подобное повторялось, учись контролировать свою силу.

 - Драконы не разбирают кого бьют.

 - Возможно, только они хотя бы умеют целиться. Вайтийский дракон тому доказательство.

 - Сравнил здорового древнего ящера и меня, - усмехнулась Хейс.

 - Да, ты не летаешь, зато и ешь не в пример меньше, - почувствовал перемены в настроении Хейс, пошутил в ответ паладин.

 - Ладно, я запомню твоё обещание, - сказала дракон устраиваясь поудобнее.

 - Не волнуйся, у меня хорошая память, спи, завтра подъём с первыми лучами солнца.

 - Ох уж эта походная жизнь, - сонливо проворчала волшебница.

Паладин прикрыл глаза. Хоть он и хорошо видел при свете луны, ночью слух был значительно полезнее, чем зрение. Дежурство прошло спокойно, без происшествий, паладин разбудил следующего за ним дозорного и лёг спать рядом с волшебницей, но на некотором расстоянии, чтобы можно было в случае чего перекатиться, вскочить или как-то ответить мечом из положения лёжа. Не то чтобы у паладина было предчувствие неприятностей, просто его такому научили наставники и жизнь. В доспехах спать было не очень приятно, но благодаря тому, что они делались специально под него, вполне сносно. Гаргор уже практически не замечал дискомфорта, скорее без них ему было несколько непривычно и неудобно.

Казалось, что не прошло и секунды, как Гаргор сомкнул глаза, как из дрёмы его вырвал истошный срывающийся крик: "Тревога!". Следующее мгновение паладин резко перекатился и вскочил на ноги из положения лёжа, чуть ли не на лету выхватывая меч из ножен. В то место, где он только что спал с силой вонзилось копьё, слегка дрожа, словно от ярости. Лезвие тускло блеснуло в неярком свете звёзд, отбивая другое копьё, предназначенное Хейс, ещё до того, как сознание толком смогла спросонья сориентироваться в происходящем и понять, что на лагерь напали совсем не звери.

 - Амулеты! Защита от снарядов! - Почти на автомате прокричал команду Гаргор, оценивая положение вещей. Из ночной тьмы прилетели новые гостинцы. Раздался звук бьющейся посуды и посреди ночи вспыхнули пятна взметнувшегося пламени. Гаргор успел лишь краем глаза заметить стремительно летящий гостинец с маленьким едва тлеющим огоньком, как небольшая фляжка разбилась рядом с сонно протирающей глаза Хейс, которая хоть и отреагировала на тревогу, бежать куда-то или что-то делать явно не собиралась. Паладин на мгновение похолодел, но Творец явно был на стороне своего воина: разбившись, огонёк протестующе затух об разлитую жидкость. "Колдовское пламя", - с облегчением отметил гроза магов, после чего схватив под руку Хейс, скомандовал: за мной. Спустя несколько секунд большинство горящих огней были потушены аурой паладина, а загоревшееся от магического огня растения быстро потухли, источая густой белый дым.

Бойцы заняли оборонительные позиции, у кого-то был лук, у кого-то боевой жезл, а кто-то с мечом и щитом готовился встречать нападавших. И они не заставили себя ждать. По меньшей мере три десятка худых, но яростно кричащих дикарей появились вокруг имперцев.

 - Смерть врагам империи! - Раздался встречный клич и завязался яростный бой. Солдаты Империи были лучше вооружены и подготовлены, зато противников было больше и их толкала в бой ярость, что заглушала любые страхи.

Молодецким пинком Гаргор отбросил самого резвого на набегающих позади него товарищей, сбив ещё двоих с ног.

 - Рейс, не зевай, добивай ублюдков! - Пользуясь преимуществом в броне и силе, Гаргор выступил вперёд, не столько действуя на поражение, сколько сбивая атакующим их ломанный строй, обламывая копья и принимая на себя бессильные стрелы. Магия не была бессильна против святого воина, а о защите позаботились лучшие оружейники, тем самым делая паладина воистину несокрушимым бойцом. Но каким бы сильным и неуязвимым он не был, он был один, а враги взяли воинов в кольцо.

 - Маневрируйте, построение Волна! - Скомандовал паладин, оттеснив противника на одном из флангов. - Двигаемся к коням.

Животных действительно не тронули, но это могла быть засада. В любом случае, Гаргор рассчитывал силой пробиться к коням, чтобы выйти из схватки. К огромному сожалению, при всей своей силе дракон была беззащитна против простого оружия и даже не со всякой магией была способна совладать, вернее, перебить, разбив чары голой мощью. Поэтому Гаргор собирался вывести из-под удара сильнейшую боевую единицу Империи любой ценой. Это было делом чести.

Противник, словно понимая это, стал резко наседать, словно обезумев. Паладин не успел выйти вперёд, как двоих воинов просто погребли под собой десяток отчаянных дикарей, а на остальные устояли только из-за того, что резко отступили, сплотив ряды, но тем самым, не дав Гаргору пространства, чтобы вырваться вперёд.

 - Шевелитесь, живее, не стоим, быстрее к коням, - спасать тех двоих паладин не собирался.

Люди организованно отступили к взволнованным звуками битвы животным.

 - Отвязываем и отступаем, - озвучил очевидное Гаргор, отвязывая своего скакуна. - Иримелла, живее садись.

Паладин одной рукой практически закинул женщину на коня.

 - Всё, по коням и уходим! - Скомандовал паладин, намереваясь стоя на земле проконтролировать отход: двигаться он мог не на много медленнее своего скакуна, если того требовали обстоятельства. Гаргор ожидал нападения, и оно не замедлило произойти, только не совсем оттуда, откуда ожидал паладин: несколько врагов притаилось на деревьях, которые каким-то чудом удержали лишний груз, не согнувшись под тяжестью. С треском и шелестом на людей попадали тени. Жалобно заржали раненные или просто ушибленные кони, разбегаясь в ночи кто куда, раздался женский вскрик, заставив паладина помянуть нечистых. В этот же момент догоняющие их остатки нападавших вступили в бой, пока силы Имперцев были дезориентированы и разобщены внезапным нападением. Отмахнувшись от налетевшего на него дикаря, до хруста в грудной клетке, ударив того наотмашь, святой воин поспешил в сторону, где только что была Хейс. В такие минуты паладин действительно жалел, что Хейс не здоровенный дракон, того хотя бы копьями до смерти долго затыкивать, не говоря уже про смехотворно-маленькие для такой туши мечи.

Гаргор почти дошёл до Иримеллы, которая сейчас отчаянно боролась с приземистым дикарём со странной туго обтягивающей мышцы кожей, изрисованной какими-то символами. Сильный удар сзади сбил паладина с ног, а нападавший остервенело колотил чем-то по шлему, дико вереща. Металл держался, но каждый удар вбивал голову всё глубже в землю.

В ярости взревев, Гаргор одним движением вскочил на ноги, попытавшись сорвать с себя напавшего, но тот крепко держался, клещами вцепившись ногами в спину, не отпуская. Меч после непродолжительной борьбы был вырван из пальцев паладина, не ожидавшего от противника такой подляны. Враг перестал бить по голове, вместо этого вцепившись в шлем, стал его выкручивать и выламывать, не обращая внимания на усилия паладина. Металл протестующе заскрипел, начал гнуться и Гаргор неожиданно почувствовал, как разгибаются и рвутся стальные кольца креплений.

 - Гаргор, помоги, он не умирает! - Раздался крик Хейс. Бросив бороться силой с дикарём, паладин бросился сломя голову на звук.

Шлем последний раз жалобно скрипнув, оторвался от креплений, обдав паладина волной прохлады и прощальными каплями испарины. В этот момент Гаргор резко крутанулся на месте, нагибаясь, со всей силы и немалого ускорения впечатывая вцепившегося противника в подвернувшееся дерево. Хруст, треск и паладин ощутил, как стал на несколько десятков кило легче. Немедля больше ни минуты, он ринулся на помощь Дракону Смерти, что сейчас с этой самой смертью боролась.

Неожиданно сердце сделало паузу, а шаг на миг сбился, заставив паладина споткнуться на ровном месте. Гаргор ощутил, как в небо ушёл смертоносный поток магии, его задел лишь отголосок, но его хватило, чтобы наступила тишина, разбавляемая лишь тяжёлым дыханием и хриплым надрывным кашлем. Бой моментально прекратился: и враги и союзники попадали на землю.

Подойдя в этой неестественной тишине к вяло шевелящемуся силуэту Хейс, спросил: "Не ранена?". Получив отрицательный ответ, начал проверять боле брани на наличие выживших. Повезло, у большинства его парней был просто шок: амулеты защитили от смерти, но двоих пришлось откачивать, тратя последние не разрядившиеся амулеты, что паладин носил при себе на подобный случай. Меньше всего, как ни странно, пострадали те двое, которых уже списали. Они находились дальше всех от Иримеллы, плюс защитили амулеты, только лёгкие раны и множество ушибов - мелочи. Словно в противовес этим везунчикам, двое спасённых разобрал паралич.

Люди инстинктивно старались отойти от Иримеллы, дальше всех держались те, кто разрядил защитные амулеты до дна, словно исчерпав лимит везения. Волшебница сама старалась держаться подальше и с некоторой виной посматривала в сторону лежавших на быстро сооружённых носилках парализованных.

Даже если все враги были перебиты, оставаться на этом месте никто больше не желал. После короткого осмотра тел нападавших и стало ясно, что это каким-то чудом выжившие воины десятитысячного "войска". Шли за местью, а нашли лишь смерть. Потратив ещё немного чёрного порошка, солдаты сожгли погибших и созвав коней свистом, отправились во тьму ночи.

Имперцы выпили боевых эликсиров, но никто за остаток ночи не напал на них, и бойцы практически без сюрпризов добрались до Алакура с первыми лучами солнца. Всю дорогу молчали и встретили их молча: молча впустили, молча сопроводили взглядами до казарм, словно зная что-то такое. Хейс казалось, что в немых взглядах сквозит укор и опаска. Гаргор же в задумчивости теребил свой смятый шлем, стараясь держаться поближе к Хейс, впрочем, как и всегда. Воины же устали настолько, что не хотели ни с кем говорить.

Лишь в стенах ставшего родным городского форта это молчание было разрушено и вокруг Гаргора разом стало не протолкнуться. Хейс испуганно жалась к паладину и тот понимал, что она боится не людей, а саму себя.

Пострадавших и раненных тут же увели в медицинскую часть. Капитан Велс моментом разогнал лишних, избавив паладина от необходимости приказывать военным, после чего он вместе с Хейс проследовали в штаб на доклад. Лично из первых уст рассказать.

Внешне Велс был не стал, кто-то мог бы сказать, что он ещё довольно молод, но на самом деле он являлся ветераном немалого количества боевых действий, огнём и мечом, потом и кровью завоёвывал эти территории и принимал участие в строительстве Алакура, в основном, в организации охраны, изредка в превентивных рейдах. Многим он был известен как "Весельчак" за извечно весёлое поведение и лёгкое панибратство, которое могло разок ввести в заблуждение, после которого приходило раскачивание, ведь "шуточки" у Весельчака были далеко не весёлыми.

Кабинет капитана больше напоминал гостиную, только на большом столе в углу была заметна рабочая обстановка: гербовые бумаги, свитки с донесениями и бумажный пёс - сторожевая химера, выглядящая как обычная дворняга, разжиревшая на барских харчах, которая по-хозяйски растянулась неподалёку от стола. Внешний вид был обманчив как у сицинарской змеи, что внешне выглядит, как нечто яркое и пёстрое, красиво блестящее на солнце, являясь одним из самых опасных хищников из-за способности моментально менять свою красивую змеиную форму на хитиновые кольца и множество мощных колючих лапок, не говоря уже про яд и скорость с которой это существо может атаковать зазевавшуюся добычу. Бумажный пёс тоже был не тем, чем казался внешне. Ленивая псина в мгновение ока могла напасть на любого, кто рискнёт приблизится к столу без спроса хозяина.

Рассказ не занял много времени, однако Гаргор не мог не воспользоваться возможностью и выпил немало нормального вина, которое им предложил Велс, как гостям. Паладин даже уговорил выпить бокал Хейс, старательно делающей вид, что её тут нет. Почему-то она стеснялась привлекать к себе внимание капитана, но почему Гаргор понять никак не мог, а ни она, ни сам капитан ничего не говорили. Если дракон просто отмалчивалась, то Велс отшучивался или говорил туманными намёками.

 - Ясненько. На востоке дракон расшалился, было велено разобраться. Лучше всего выехать в течение этого месяца, пока погода позволяет, - покопавшись в одном из ящиков стола, капитан вытащил свиток, после чего перешагнув через флегматичную псину, передал паладину.

 - Печать жрецов и императорской семьи? - Несколько удивился паладин.

 - Да, не часто увидишь такие послания, правда? - Усмехнулся Весельчак. - Обычно всё от военного казначейства, за каждый медяк приходится столько бумаги исписывать, что выделенные деньги тут же уходят на закупку новой.

 - К слову, у меня хорошая новость, у нас появился новый маг, будет кому зарядить разрядившиеся амулеты, а пока можете отдыхать, мне ещё отчёт делать, попробую выпросить новых перьев и чернил, а то старые совсем истрепались и засохли.

 - Понял. Тогда мы будем у себя, - паладину нетерпелось смыть с себя грязь и пыль бездорожья и наконец отдохнуть в нормальной кровати.

 

Глава 1. "Анатомия магии"

 

Потребовалось всего пара дней, чтобы понять, что собой представляет основу жизни Алакура. Жизнь и работу в городе нужно заслужить, то есть доказать свою полезность или посвятить ему солидную часть жизни. Бизнес тут самый защищённый от конкурентов, но в то же время к мастеровым и торговцам предъявляют очень высокие требования, несоблюдение которых аннулирует доверие. По большей части город живёт за счёт внешней торговли и дотаций от Империи, хотя последние выражены по большей части в оснащении обмундированием, оружием и довольствием военных. По этой же причине транспортные стредства будь то телеги или тягловые животные не облагаются непомерным налогом, караваны приходят к конкретным людям, которые уже дают кров над головой на какое-то время возничим и охране каравана. Остальные пришлые или ютятся в этих самых телегах, либо покидают город. Ну, ещё есть вариант, когда они остаются и становятся рейдерами.

Однако даже став рейдером, нужно заработать кредит доверия. Поэтому не стоило дже думать о том, чтобы попытаться пропихнуть телефоны или амулеты на рынок, даже если они нужны, покупать их будут только по бросовым ценам, которые не окупят затраты. Кроме того, это незаконно, сферы рынка давно поделены, а незанятые ниши будут доступны только после "теста на лояльность". В общем, этому городу не нужны дельцы или кто-то стремящийся заработать на извечном товар-деньги-товар.

Основа жизни жителей внешнего кольца - это зачистка местности от разных тварей, в первую очередь от опасных и вредных, разведка местности и охота. Платят неплохо, достаточно, чтобы рисковые личности задерживались в Алакуре на год-два, а то и дольше. Правда плохо экипированным новичкам лучше одним не соваться в пограничье - легко не вернуться. Живность, что там обитает далеко не так беззащитна, как кажется, за годы удалось лишь немного расширить относительно безопасную зону и только. Похоже, что Алакур находился в зоне миграции большого количества существ, иначе ничем не объяснить время от времени появляющихся тварей, которые раз за разом представляют нешуточную угрозу окрестностям. В первую очередь караванам, продовольствие больше не откуда брать, как извне.

Решение отправится в одиночку в пограничье я принимал много раз всё обдумав. В команде, с напарниками скорее всего было бы безопаснее, однако, учитывая отношение местных и мой подход к командной работе, будет непросто. Ведь я не могу полностью доверять местным, а действовать в пол силы нет желания уже у меня. Кроме того, мне не хватает простора для работы с магией. Я имею ввиду магию разложения, так как не понятно толком, что она собой представляет, каковы её функции и вообще, я очень долгое время практически к ней не прибегал. Знать границы своих возможностей хотят не только спортсмены, но и я сам.

Собрался налегке, даже коня не брал. Учитывая рассказы местных, животное рискует даже больше чем человек не вернуться с рейда, исключение составляют модифицированные скакуны, сопротивление ядам и токсинам у которых столь высоко, что можно не опасаться, что скотинка случайно оцарапается о какую-то колючку и умрёт.

Вышел засветло, в утренние прохладные сумерки. Стража выпустила молча, словно так и надо, чем меня чуточку удивила, хотя я такое уже видел с предыдущими рейдерами. Немного странно так доверять, по сути, наёмникам, но это не моё дело. Мой путь лежал в редко посещаемую долину, примыкающую вплотную к густому лесу. Здесь как правило не водилось и не росло ничего, что могло бы привлечь рейдера, поэтому на карте эта местность даже специально была помечена, как пустая и бесперспективная. С собой я взял минимум продуктов, кое-какие заготовки для амулетов, которые так или иначе постоянно делал и таскал с собой. С собой рекомендовалось брать как минимум меч, копьё или топор, но я взял "электроавтомат" - так я обозвал свой автоматический рейлган. Отличная возможность протестировать в полевых условиях и доработать магическую систему прицеливания. Никакой мушки или чего-то подобного разумеется в этом амулетном чуде не было. Некий факт, что во время войн как правило требовалось пол сотни тысяч патронов на одного убитого - яркий показатель того, что стрелять в движении и на вскидку даже по стоящей мишени дело неблагодарное и как правило огонь ведётся просто на подавление. Мне же нужна была точность без необходимости целится всякий раз в новую мишень. Вырабатывать рефлексы меткого стрелка я не собирался. В конце концов, всегда можно будет к системе прицеливания добавить систему наведения, поставить на автономное шасси и забыть о лишнем грузе, которым ещё махать надо и целиться.

Да, мысль побегать и пострелять у меня не вызывала восторга, как и не вызывает восторга мысль махать копьём или топором. Может быть существует возможность генерировать какие-нибудь "лучи смерти", однако, когда щит и меч нужен уже здесь и сейчас как-то не до глубоких и вдумчивых исследований. Просто берём и используем самое работоспособное. У кого-то это стрелы и копья, а у кого-то пули и гранаты. Последние я ещё не делал, так как нужно как минимум их докинуть до противника, а учитывая способности магов, лучше уж сверхзвуковой снаряд весом в несколько грамм, чем двухсотграммовая граната, полёт которой можно отследить взглядом, не говоря уже про возможность среагировать магией.

Идти было необыкновенно легко и приятно. В городе, в дороге или просто среди людей постоянно приходится следить за собой. Я даже не представлял на сколько был напряжён всё это время. Если раньше магия лишь осторожно "ощупывала" окружающее пространство, то сейчас я ощущал, как без зазрения совести агенты действуют смелее, проникая вглубь живой и неживой материи, часто покрывая интересующий объект тонкой плёнкой, которая в мельчайших подробностях передавали мне полученную таким образом инфо